библиотека   руны каталог




Антон Платов

СЛАВЯНСКИЕ РУНЫ - ИСТОРИЯ
(небольшое эссе)


Часть 1:

Древний  период - истоки Традиции

Сколько времени прошло с тех пор, как чья-то рука впервые начертала рунический символ на камне, или на куске дерева, или, быть может, на влажной глине? Два тысячелетия, если говорить только о рунах скандинавских. Три тысячелетия, если вспомнить о древних европейских алфавитах, из которых развились руны в собственном смысле слова. Полтора десятка тысячелетий, если говорить о древнейших проторунических символах...

...Несомненно, что самые первые знаки, начертанные человеческой рукой или вырезанные из кости и дерева, имели именно магический характер. Древнейшие памятники такого рода относятся к палеолиту и датируются XVII-XVI тысячелетиями до н.э. Примерами таких памятников могут послужить руноподобные символы, начертанные охрой на мамонтовом черепе, найденном на Межиричской стоянке на Украине, знаки, высеченные на европейских скалах, или "солнечные колеса", вырезанные из кости и обнаруженные на Сунгирской стоянке неподалеку от Владимира.

Уже среди столь древней графики мы можем обнаружить символы, которые стали пра-формами будущих распространенных магических знаков: свастики, креста, кельтского креста, колеса, некоторых рун и т.д. Вероятно, постепенно эти символы, получаемые в откровениях или иными путями, собирались и накапливались, подвергались классификации и изменениям. Примерно к VI-V тысячелетиям до н.э. относится невиданный доселе подъем культуры в Центральной Европе, сопровождавшийся мощным развитием ремесел и искусств, в том числе - и искусств волшебных. От того времени до нас дошли глиняные фигурки божеств, великолепная керамика, остатки святилищ, храмов и поселений. Керамика этой культуры, обнаруженная на территории современных Румынии, Болгарии, Чехословакии, Венгрии, богата магическими изображениями, многие из которых следует, вероятно, считать прямыми предшественниками развития как рунического алфавита, так и неалфавитных европейских магических символов.

Еще позднее, в III-I тысячелетиях до н.э., сложившиеся ранее системы магических знаков стали понемногу превращаться в священные алфавиты, которые осмысливались в те времена именно как набор священных символов с присвоенными им фонетическими значениями, что позволяло использовать эти знаки для письма. Так возникли родственные финикийский и этрусский алфавиты, а позднее - греческий и латинский. Аналогичное происхождение имеет и руническое письмо, восходящее к алфавитам североиталийской группы - т.е. к алфавитам северных этрусков и италийских венетов.

С праобразом рун - североиталийским письмом - народы Центральной и, возможно, Северной Европы познакомились не позднее второй половины I тысячелетия до н.э. В 1812 году, во время раскопок близ Негау (Австро-Венгрия) было обнаружено более двух десятков бронзовых шлемов, датированных IV веком до н.э. Эти находки определяют переходный этап развития рунического Искусства - этап трансформации италийских символов в руны. Дело в том, что надпись на одном из шлемов, выполненная алфавитом, переходным от италийского к руническому, по языку явно принадлежит предкам будущих скандинавов. Надпись транслитерируется как Harigast i Teiva; оба слова, соединенные предлогом (союзом?) i, являются именами собственными, причем последнее - Teiva - чаще всего трактуется как вариант имени общегерманского бога войны и неба Тива (Тюра).

Шлем из Негау можно считать своего рода "маркером", отмечающим начало развития собственно рунической традиции в Северной и Центральной Европе. Если "разворачивать" историю европейского рунического Искусства вдоль оси времени, именно надпись на этом шлеме станет той точкой, от которой начинается развитие обособленных школ рунического письма и рунической магии.

Формирование таких школ датируется началом и первой половиной I тысячелетия н.э. Уже к середине II века был сформирован классический общегерманский рунический строй - Футарк. Именно руны Футарка называются сегодня Старшими Рунами. Первоначально Футарк как цельная логическая законченная структура появился в Дании; примерно к III веку н.э. относится его распространение в остальной Скандинавии[i][i]. Великолепным примером работы мастеров этой - скандинавской - школы является рог из Галлехуса, прорисовка изображений и рунической надписи на котором приводится на этих страницах.

Ориентировочно IV веком датируется появление рун на континенте. Распространение рунического письма на северные берега континентальной Европы и далее на юг и юго-запада связывается с готами - германскими племенами, первоначально населявшими остров Готланд в Балтике. На Готланде сохранился древнейший памятник готского рунического письма - надпись на Килверском камне, представляющая собой перечисление готского Футарка. Уже в IV веке готским епископом Ульфилой был создан алфавит, использовавший смешанную латино-руническую знаковую базу. Однако, алфавит этот не получил большого распространения в Европе, а вот памятники готского рунического письма известны от берегов Балтики до южной России и черноморского побережья - мигрируя почти по всей Европе готы переносили с собой и германскую руническую культуру.

Тем же временем датируются и древнейшие памятники рунического письма у славян. Большинство из них связано с так называемой Черняховской археологической культурой - т.е. с группой славянских племен, обитавших во второй четверти I тысячелетия н.э. в Поднепровье, а также на территории современных Молдовы и Польши. Значительная часть этих памятников - обломки керамики, несущие отдельные рунические или руноподобные знаки или фрагменты рунических надписей.

Черняховские рунические фрагменты вызывали - и продолжают вызывать по сей день - немалые споры. Сам по себе тот факт, что в данном случае мы имеем дело с руническим письмом, сомнений сейчас не вызывает - к этому выводу пришли как руководители археологических работ на территории Черняховской культуры (М.А.Тиханова и др.), так и специалисты-рунологи (например, румынский археолог Б.Митря)[ii][ii]. Другое дело, что - несмотря на великолепные работы академика Б.А.Рыбакова, доказавшего славянское происхождение Черняховской культуры[iii][iii], - многие авторы до сих пор приписывают черняховские рунические памятники готам, ссылаясь на значительность готского элемента в этногенезе самой Черняховской культуры. Правда, логика этих авторов заставляет в очередной раз вспомнить знаменитое чеховское "этого не может быть, потому что не может быть никогда": черняховские руны являются готскими потому, что готской является сама Черняховская культура, а Черняховская культура является готской потому, что на территории ее распространения встречаются рунические памятники...

Бог с ними, с этими авторами. Нас сейчас интересует отнюдь не проблема объективности академической науки, но - истоки рунической традиции в Европе.

Итак, резюмируем вышесказанное. К середине I тысячелетия до н.э. начинается проникновение священных алфавитов, имеющих италийское происхождение и восходящих к общеиндоевропейским наборам магических знаков, в центральную Европу. Там с этими алфавитами знакомятся далекие наши предки - так называемые северные пра-европейцы, из общей массы которых выделились, в свое время, пра-славяне, пра-германцы и пра-балты. Уже к рубежу или к самому началу н.э., как мы можем предполагать, начинает формироваться собственно руническая культура, вобравшая в себя и италийские священные алфавиты, и архаическую северную традицию работы с магическими символами.

Результатом этого процесса становится возникновение нескольких школ рунического Искусства, наиболее известной из которых является сейчас скандинавская школа, в рамках которой уже ко II-III века н.э. окончательно оформился классический рунический строй - Футарк. Параллельно с германцами формируют собственную руническую культуру и древние славяне - свидетельством этого процесса являются пусть немногочисленные, но реально существующие памятники славянского рунического письма начала I тысячелетия н.э. ...

...И в заключение этой главы об истоках европейской рунической традиции было бы, вероятно, небезынтересно обратиться к вопросу о происхождении самого термина, означающего литеры рунического письма.

Традиционное ныне толкование слова руна устоялось в научной среде еще в конце прошлого столетия. Совершенно справедливо германское runa, rune, обозначающее литеру рунического письма, связывается с готским runa - "тайна" и др.-нем. глаголом runen (совр. нем. raunen) в значении "шептать"[iv][iv]. Некое разнообразие в трактовку слова руна внес Найджел Пенник, указавший на его несевероевропейские параллели: др.-кельт. run, ср.-валл. rhin со значением "шепот", "шептать"; совр. ирл. run "тайна"; шотл.-гэльск. run "жребий"[v][v]. Однако, практически все современные исследователи упускают из вида славянские языки (к слову, гораздо более близкие к скандинавским, чем те же кельтские). Не так обстояло дело в конце XIX - начале XX веков, во время расцвета исследований по славянской рунике.

Так, пытался в свое время связать слово руна с серб. gronic "говорить" польский славист А.Кухарский (работы которого нам, к сожалению, недоступны). Но против такого толкования равно выступали В.Цыбульский и И.Ягич, находя его "сумасбродным". А вот против более позднего предположения Д.Жунковича[vi][vi] ни один исследователь не смог выдвинуть никаких контр-доводов. Версию Жунковича попросту забыли, как это нередко случалось в области славянской рунологии...

...В свое время мне довелось придти к тому же выводу, какой был сделан Жунковичем, почти независимо от этого исследователя. Меня поразило существование множества славянских рек, носящих загадочное имя Руна[vii][vii]. В большинстве случаев этимология этих названий считается невыясненной. Но ведь существует старый славянский корень рун: именно от него происходят рус. рана, ранить, рыть, укр. рилля "борозда". По Жунковичу, этот же корень содержит глагол рути - "резать" и существительное руна, означающее "прорез", "борозда", ...РЕЗА. Не этими ли резами чьтеху и гатааху древние славяне?

Любопытно, что основа run/ran со значением "резать", "ранить" была известна и древним германцам, - и удивительно, почему на этот факт не обращают внимание исследователи! Так, знаменитый наконечник копья из Дамсдорфа, датируемый первой половиной I тыс., несет руническую надпись RANJA, переводимую как "Пронзающий", "Наносящий ранения", "Ранящий"[viii][viii].

Вероятно, термин руна происходит все же от древнейшей славяно-североевропейской основы со значением "резать" (что выглядит естественным), в то время как появление европейских слов того же корня, но уже носящих значение "тайна", "говорить в тишине" - вторично, и связано с магическим применением древних резаных знаков. Древних рун.

...Итак, к III-V векам н.э. фактически был завершен первоначальный этап развития европейской рунической культуры. Вместе с ним завершается время, отпущенное богами Древней Истории...

Начинается Средневековье.

Часть 2:

Средневековье

Раннее Средневековье - вторая половина I тысячелетия н.э. - стало временем расцвета рунического Искусства в Европе. Именно этим временем датируется большинство архаических памятников скандинавской рунической магии и германского рунического письма вообще. К этому времени уже был сформирован и широко распространен классический древнегерманский рунический строй - Футарк, представлявший собой жестко определенную последовательность рунических знаков с их фонетическими значениями, именами и магическими значениями. Количество средневековых памятников с надписями, выполненными древнейшим Футарком, измеряется сотнями. В основном, это оружие и ювелирные украшения, магические предметы разного рода, памятные и могильные камни.

В результате изменения в середине I тысячелетия ареалов расселения германских племен меняется и распространение вторичных стилей рунического письма. Частично мигрируют, а частично ассимилируются восточные германцы, и в результате теряет свое значение готский вариант Футарка, и даже на самом Готланде готские руны вытесняются стандартным Футарком. На западе, где англы и саксы осуществляют мощную экспансию на Британские острова, напротив, возникают новые рунические ряды, из которых наиболее известны и изучены Нортумбрийский ("ранний англо-саксонский") строй и "поздний англо-саксонский", отличающиеся от классического большим количеством рун и более сложной фонетикой.

И сам Футарк, и его первые, ранние модификации были, прежде всего, системами магического письма и содержали, соответственно, немало знаков, отнюдь не необходимых для записи германской речи. С этим связано появление в Скандинавии к концу I тысячелетия новых, упрощенных рунических алфавитов, применявшихся почти исключительно для светских надписей и бытовых целей (т.е. почти не использовавшихся в магии). В отличие от рун Футарка, которые были названы Старшими Рунами, руны этих упрощенных алфавитов получили название Младших. Со временем Младшие Руны практически вытеснили исходный Футарк, который сначала приобрел значение строя сугубо сакрального, а позднее и вовсе вышел из употребления. Зато сами Младшие Руны использовались в Скандинавии довольно долго - в том числе и параллельно с латиницей после принятия христианства, а в некоторых глухих сельских районах Швеции сохранялись как средство записи особенно важных событий до начала XX века.

В целом, несмотря на немалое число загадок и неясностей, германское руническое письмо изучено достаточно неплохо. К сожалению, этого никак нельзя сказать в отношении рун славянских. Причин тому несколько. Это и значительно меньшая сохранность памятников (так, например, надписей, выполненных Младшими Рунами, известны тысячи, а славянских - единицы, в лучшем случае - десятки), и, конечно, упорное неприятие большинством академических ученых ничего, что так или иначе связано с докириллической письменностью славян. Чешский историк Ч.Лоукота, например, писал в середине минувшего XX века: "Славяне [...] научились писать лишь в IX веке. Так называемые славянские руны, на которые часто ссылались, оказались при подробном исследовании фальсификацией. Поэтому говорить о наличии письма у славян раньше конца IX века не приходится, если не считать зарубок на бирках и других мнемонических средств."[ix][ix] Очень удобный подход, не правда ли, - не надо заниматься анализом каждого памятника в отдельности, гораздо проще сразу все, "оптом", объявить фальсификацией...

...Странным образом сложилось так, что все исследователи славянских рун на протяжении почти двух столетий непременно попадали в один из двух враждующих лагерей, представители одного из которых отвергали все доводы в пользу славянских рун и все без разбору предметы с рунами, отличающимися от Футарка, объявляли подделкой (И.Ягич и др.), а представители противоположного лагеря - любую царапину на археологических находках с любой территории истолковывали как славянские руны (Е.Классен, Ф.Воланский и др.).

Так, Классен вослед за Воланским объявляет древними славянскими рунами знаки италийских (в том числе - этрусского) алфавитов и в трех выпусках своих "Новых материалов к истории..." приводит славянское прочтение многих десятков надписей с Италийского полуострова[x][x]. Наивность и необоснованность трактовок Воланского и Классена могла бы вызвать умиление, если бы их публикации не вводили многих в заблуждение до настоящего времени[xi][xi]. В то же время Ягич в своей большой работе "Вопрос о рунах у славян" излагает настолько негативный взгляд на проблему славянских рун, что вся западнославянская археологическая наука XIX - начала XX веков невольно представляется коллекционированием и описанием бесчисленных подделок[xii][xii].

Разумеется, подобный максимализм обеих враждующих сторон ни в коем случае не мог привести к установлению истины; более того, подобная ситуация сохраняется и поныне, когда одни исследователи брезгливо морщатся при упоминании о докириллической письменности славян, а другие - читают на современном русском без разбору все надписи всех времен и народов - от знаков на печатях Хараппы до латинских эпитафий на римских надгробиях...

Сейчас работа в области славянской рунологии требует от исследователя прежде всего именно непредвзятости и незамутненности взгляда, свободы и от христианского снобизма, полагающего, что славяне до крещения были грязными дикарями, которые a priori "неймаху писмен", и от безграмотного фанатизма, свято верящего, что "Россия - родина слонов". Попытка обзора с такой непредвзятой точки зрения известных на данный момент памятников рунического Искусства у славян была предпринята мною в большой работе, опубликованной в 1998 году в альманахе "Мифы и магия индоевропейцев"[xiii][xiii].

К сожалению, сразу следует указать, что значительная - и, вероятно, большая - часть корпуса памятников славянского рунического письма была и остается для нас недоступной, а в ряде случаев и безвозвратно утраченной. Печальным тому примером может послужить замалчивание, а иногда и уничтожение берестяных грамот с некириллическими текстами, обнаруженных при проведении раскопок в Новгороде Великом. То, что не было уничтожено, до сих пор, вероятно, пылится даже не в государственных хранилищах, а в частных коллекциях. Единственный опубликованный пример славянского памятника такого рода - обнаруженная В.Г.Митрофановым в 1989 году при раскопках в Старой Руссе берестяная грамота с выполненным рунами текстом[xiv][xiv].

Лишь немногим лучшая судьба оказалась у другой группы памятников - предметов с надписями со славянского городища Масковичи в Витебской области, где проводила раскопки известный белорусский археолог Л.В.Дучиц. Огромная коллекция из более чем сотни костяных фрагментов, покрытыми руническими и подобными руническим знаками[xv][xv] была в свое время перевезена в Москву, ведущему российскому рунологу Е.А.Мельниковой - для исследования и попытки дешифровки. Прочитать рунические надписи на языках германской группы не удалось и... потому, вероятно, они до сих пор лежат где-то в Москве, почти никому неизвестные. В совместной статье Дучиц и Мельниковой, опубликованной в "Древнейших государствах на территории СССР" за 1980 год, приведен рисунок лишь нескольких небольших фрагментов. Где в настоящее время находится сама коллекция, и что с ней будет в дальнейшем, мне неизвестно. Лишь благодаря помощи наших белорусских коллег мне удалось получить прорисовки большей части памятников, некоторые из которых были опубликованы мной в упомянутой выше работе и воспроизводятся также и в этой книге.

Возможно, к тому же варианту славянского рунического письма, что и граффити из Масковичей, принадлежат надписи так называемого Пневищинского камня также найденного в Белоруссии (Могилевская область). Обнаруженный в 1873 году князем А.М.Дондуковым-Корсаковым, в наше время этот камень упоминается акад. Б.А.Рыбаковым[xvi][xvi]; позднее подробно рассматривается М.Л.Серяковым[xvii][xvii]. Первоначально же сведения о камне были опубликованы в сборнике "Полоцко-Витебская старина"[xviii][xviii].

Первоначально этот камень высотой в один аршин стоял на вершине обложенного камнями большого кургана близ деревни Пневища у ручья Любосвиже (Горецкий уезд). Обнаруживший камень кн. А.М.Дондуков-Корсаков, будучи любителем старины, спас камень от ожидавшей его судьбы лечь в фундамент строящейся церкви и сохранил в сарае своего поместья, сделав прорисовку надписей на нем. Вторую прорисовку камня выполнил моравский археолог д-р Г.Ванкель, посетивший поместье по приглашению князя. К сожалению, год спустя после обнаружения камня в усадьбе, где он хранился, произошел пожар, и камень был утерян.

Существующие трактовки надписей на Пневищинском камне весьма разнообразны. Сам князь считал знаки на камне рунами, а курган, на котором камень стоял (и под которым не было обнаружено захоронения) - своего рода "мемориалом", посвященным победе в 984 году воеводы Волчьего Хвоста над радимичами (битва, согласно летописному сообщению, произошла на реке Пещаны, поблизости от расположения кургана). Несколько позднее А.Мюллер "прочитал" надпись с помощью еврейского алфавита, получив следующий текст: "Памятник Ваала. Здесь мы его выдолбили". "Прочтение" Мюллера было настолько абсурдным, что его даже не критиковали.

В 1997 году М.Л.Серяков опубликовал собственное оригинальное прочтение текста на Пневищинском камне[xix][xix]. Этот автор представил в своей очень добротной и основательной работе возможный вариант реставрации одной из докириллических славянских письменностей, которую он связал с древнеиндийским письмом брахми. Вне зависимости от того, насколько верными являются выводы М.Л.Серякова, рассмотрение его предположения выходит за рамки данной книги, и мы упоминаем о нем лишь в той связи, что именно как один из памятников этой родственной брахми письменности автор рассматривает и надписи на Пневищинском камне. Однако я лично более склонен видеть в данных надписях руническое письмо, хотя и воздерживаюсь от попыток дешифровки, вряд ли возможной на недостаточном материале одного только этого камня. Вместе с тем не буду однозначно отказываться и от версии М.Л.Серякова, которая, в принципе, действительно может оказаться близкой к истине. Будущее, хочется верить, покажет.

Еще одно доказательство - пусть относительно косвенное - существования у восточных славян письменности (возможно, рунической) до Кирилла и Мефодия было выдвинуто в свое время талантливым, но, к сожалению, рано и трагически погибшим историком Н.Энговатовым. Энговатов обратил внимание на употребление в надписях на русских монетах XI века некириллических знаков, причем употребление устойчивое[xx][xx]. Так, например, в надписях на монетах кн. Владимира ("Владимиръ на столъ а се его сребро" и т.п.) почти постоянно вместо кириллической буквы "А" употребляется некий знак, представляющий собой, в большинстве случаев, вертикальную черту с отходящей от нее влево наклонной ветвью. Совершенно справедливо исследователь предположил, что в этих надписях знаки нововведенной кириллицы сочетаются со знаками некого более древнего, дохристианского письма - своего рода реликтами древней русской письменности[xxi][xxi].

Несколько больше памятников докириллического письма сохранилось у славян центральной Европы. Как правило, к таковым памятникам причисляют знаменитые Шутгардские (Ситские) наскальные надписи, обнаруженные в 1928 году в Болгарии, в Родопах, году близ села Ситово, неподалеку от руин древнего Шутгарда. Первое описание надписи принадлежит секретарю археологического общества в Пловдиве Пееву (цит. по статье Стефана Христова в ж-ле "Техника-молодежи"): "При внимательном осмотре южной стены пещеры (стена представляет собой почти отвесную скалу) мы обнаружили, что примерно в двух метрах от пола высечена гладкая отшлифованная полоса шириной от 23 до 30 см и длиной 260 см. На этой полосе выдолблены какие-то загадочные знаки. Без сомнения, надпись сделана рукою человека. Знаки напоминают так называемые рунические письмена, которыми пользовались древнегерманские народы..." Расшифровать надпись Пееву не удалось.

Следующая попытка дешифровки были предпринята в начале пятидесятых годов акад. Гошевым. По его мнению, надпись была выполнена мастерами славянского племени рунхинов; начало надписи Гошев переводил как "Я, князь рунхинов..." К сожалению, Гошев не успел закончить труд по дешифровке и переводу надписи.

В той же пещере, что и предыдущая, Пеевым была обнаружена еще одна надпись, названная позднее Малой Шутгардской. Из его отчета: "восточная стена пещеры представляет собой огромный каменный блок. Здесь мы также обнаружили надпись высотой 23 см и длиной 80 см." Как и первая, надпись не дешифрована.

В последствии попытки чтения надписей предпринимались неоднократно. В качестве примера приведем перевод большей из них, принадлежащий проф. Титову: "В 6050 году (542 г.н.э.) учил язык и старинные писать, князь (?) елания из Весланида (предположительно - Фессалоник)". Однако, ни этот, ни другие варианты прочтения и перевода надписи не кажутся нам хотя бы в какой-то степени убедительными.

Севернее, в Южной Словакии, близ слияния Вага и Туроча, неподалеку от Велестура находится еще одна славянская наскальная руническая надпись. Эта надпись, называемая в литературе Велестурской, исследована и описана несколькими авторами. Ружичка в своем труде по славянской мифологии[xxii][xxii] определяет руны надписи как "иллирико-ретинско-паннонские" и дает следующую транслитерацию:

ПР(И)ЕХАХ (В) СИМИАН ОТ ПОРАНЕ (,) ЗРУМИХ КРЕМЕНИТУ ТЕ ТУРУ И ВСИА (Г)РАДА И БЕ ГОДЕ ПО ТУРУ ДВЕСТИ ТЕ ОСИМД(Е)С(Я)Т

Д.Жункович предлагает несколько иное прочтение[xxiii][xxiii]:

ПРЕХАХ СИЛИАН ОТ МОРАНЕ ЗРУМИХ КРЕМЕНИТЮ ТЕ ТУРУ И ВСЯ ГРАДА И БЬЕ ГОДЕ ПО ТУРУ ДВЕСТЕ ТЕ ОСЕМДЕТ,

что переводится им приблизительно как: "Приехал Силлейнер [Силиан? - А.П.] от границы, разрушил Кремниц и Тур, и все города в области Тура, в 280".

И сам перевод Жунковича вызывает определенные сомнения, и приводимая им транслитерация. Трактовка Ружички выглядит несколько более разумной; так, например, прочтение СИМИАН (город на р.Ваг) явно предпочтительнее, чем СИЛИАН (имя человека).

Кроме Велестурской, Жункович упоминает еще восемь рунических наскальных надписей, известных уже в начале XX века, но к моменту выхода его работы (1918) еще не изученных. Приведем здесь список Жунковича: у Липтау, на "Гавранна скала"; на расстоянии четырех часов ходьбы к юго-востоку от Гронеча; в среднем Текове, севернее Иновеца; в округе Гандль, против Нова Льгота; в округе Боглар, у Бардижова, около полянки "на Баниску"; в окрестностях Сабинова; под горой Криван; "на Голах".

Но больше всего рунических памятников связано с самыми северными из центрально-европейских славян - с теми славянскими народами, что обретались на южных берегах Балтики и в средневековых источниках назывались совокупно венедами, или вендами.


[i][i]См.: А.В.Платов. Магические Искусства Древней Европы. М., 2000.

[ii][ii]М.А.Тиханова. Следы рунической письменности в черняховской культуре. В кн.: Средневековая Русь. М., 1976.

[iii][iii]См., напр.: Б.А.Рыбаков. Язычество Древней Руси. М., 1988. (А также другие работы.)

[iv][iv]И.В.Ягич. Вопрос о рунах у славян//Энциклопедия славянской филологии. Изд-ие Отделения русскаго языка и словесности. Имп. Акад. Наук. Вып.3: Графика у славян. СПб., 1911.

[v][v]N.Pennick. Rune Magic. L., 1992. See also: by same author, The Secret Lore of Runes and Other Ancient Alphabets. L., 1991.

[vi][vi]D.Zunkovic. Die slavische Vorzeit. Maribor, 1918.

[vii][vii]В качестве примера приведу р.Руну, впадающую в Верхневолжские озера на границе Тверской и Новгородской областей.

[viii][viii]Э.А.Макаев. Язык древнейших рунических надписей. М., 1965.

[ix][ix]Ч.Лоукота. Развитие письма. М., 1950.

[x][x]Е.Классен. Новые материалы для древнейшей истории славян. Вып.I. М., 1854. Вып.II. М., 1854. Вып.III. М., 1861.

[xi][xi]Три выпуска классеновских "Новых материалов" были недавно переизданы одним из российских издательств.

[xii][xii]И.В.Ягич. Вопрос о рунах у славян//Энциклопедия славянской филологии. Изд-ие Отделения русскаго языка и словесности. Имп. Акад. Наук. Вып.3: Графика у славян. СПб., 1911.

[xiii][xiii]А.В.Платов. Памятники рунического Искусства славян//Мифы и магия индоевропейцев, вып.6, 1998.

[xiv][xiv]Новгород и Новгородская земля. Вып.6. Новгород 1992.

[xv][xv]Фрагменты датируются XII-XIII веками.

[xvi][xvi]Б.А.Рыбаков. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси X-XII вв.//Советская археология, VI, 1940.

[xvii][xvii]М.Л.Серяков. Русская дохристианская письменность. СПб., 1997.

[xviii][xviii]Полоцко-Витебская старина. Вып. III. Витебск, 1916.

[xix][xix]М.Л.Серяков. Цит. соч.

[xx][xx]Н.Энговатов. Древнейшая русская азбука//

[xxi][xxi]От себя отметим, что некоторые из выявленных Н.Энговатовым древних русских "букв" оказываются весьма близки к рунам балтийских славян. Подробнее об этом будет сказано несколько слов ниже - там, где речь пойдет о так называемых Вендских рунах.

[xxii][xxii]J.Ruzicka. Slovanska Mythologie. Praha, 1924.

[xxiii][xxiii]D.Zunkovic. Die slavische Vorzeit. Maribor, 1918.

Антон Платов

Часть 3: Виндланд, Земли-у-Моря

Скандинавы называли эти земли Виндланд - "Земля Виндов"[xxiii][i], а ее жителей-славян - виндами или венедами. От имени этих народов, не позднее середины I тыс. н.э. заселивших обширную приморскую страну между реками Лабой (совр. Эльба) и Вислой, получила одно из своих имен Балтика, нередко называвшаяся в древности Венедским морем. Адам Бременский, германский хронист, писал об этих землях в своих "Деяниях священников Гамбургской церкви", законченных около 1070 года:

...Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком.... Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные вагры, живущие на границе с трансальбингами. Их город, лежащий у моря Алдинбург [слав. Старград, т.е. "Старый Город"]. Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, а их город Магнополис [слав. Велеград, т.е. "Великий Город"]. К востоку от нас живут полабинги, город которых называется Рацисбургом [слав. Ратибор]. За ними лингоны и варабы. Далее следуют хижане и черезпеняне, которые отделяются от долечан и ратарей рекой Пеной и городом Дымином. Там предел Гамбургской епархии...[xxiii][ii]

Упомянутое Адамом Бременским самое западное из виндландских племен - вагры, или, иначе, варины, варяги - дали еще одно славянское название Балтике - Варяжское море. Именно из этих славянских земель был призван в свое время на Русь князь Рюрик, о чем писал еще М.В.Ломоносов в своих "Возражениях на диссертацию Миллера" [xxiii][iii]:

...варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною...[xxiii][iv]

О ваграх-варягах упоминает и Гельмольд в своей "Славянской хронике" (сер. XII века):

Ольденбург, тот, что на славянском языке зовется Старигард, то есть "старый город", расположен в земле вагров, на западной стороне Балтийского моря и является пределом Славии... Город же этот... населяли населяли храбрейшие мужи, так как, находясь на переднем крае всей Славии, они имели соседями данов и саксов и все военные столкновения или сами первыми начинали, или, если нападали другие, принимали удар на себя...

В Старгарде располагалось одно из полудюжины Великих Святилищ прибалтийских славян - святилище бога Прове, которого современные исследователи сопоставляют с русским Перуном. Тот же Гельмольд так описывает это святилище:

Там, между старыми деревьями, увидели мы священные дубы, которые были посвящены богу того края, Прове. Они окружены были двором и деревянной, тщательно отделанной оградой с двумя воротами. Кроме пенатов (домовых богов) и идолов, которыми переполнена была вся страна, это место было святилищем для целого края, имело своего жреца, свои праздники и разные обряды при жертвоприношениях. Сюда после праздника сходился народ на суд, со жрецом и князем. Вход во двор был запрещен каждому, кроме жреца и тех, кто желал приносить жертвы, или кто, угрожаемый опасностью смерти, искал тут убежища.

Еще один из значительных народов Виндланда - это руяне (ране, руги), жившие восточнее вагров. О них Гельмольд пишет:

Ране, у других называемые руанами - это жестокие племена, обитающие в сердце моря и сверх меры преданные идолопоклонничеству. Они первенствуют среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитое святилище. Поэтому, благодаря особому почитанию этого святилища, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая иго, сами ничьего ига не испытывают, будучи недоступны, ибо в места их трудно добраться. Племена, которые они оружием себе подчиняют, они заставляют платить дань своему святилищу, жреца у них почитают больше, чем короля. Войско они направляют, куда покажет гадание, а, одержав победу, золото и серебро относят в сокровищницу своего бога, остальное же делят между собой.

Святилище, упомянутое Гельмольдом, - это знаменитая Аркона, ставшая в XII веке одним из последних оплотов древней славянской Традиции[xxiii][v]. Аркона находилась на лежащем неподалеку от континента обширном острове Руян (Рюген), о котором упомянутый выше Адам Бременский писал, что

им владеют ране, храбрейшее славянское племя племя. Без их решения не положено ничего предпринимать в общественных делах: так их боятся из-за их близких отношений с богами или скорее демонами, которым они поклоняются с большим почтением, чем прочие.

О славянах острова Руян помнили долго - века спустя после того как христианские германские государи захватили земли Виндланда. В XVI веке об этом острове упоминает Герард Меркатор в своей "Космографии":

На острове том живали люди идолопоклонники, раны или рутены имянуемые, люты, жестоки к бою, против христиан воевали жестоко, за идолов своих стояли... Язык у них был словенской да вандальской. Грамотного учения не искали, но и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были...

Конечно, свидетельство автора XVI века вряд ли стоит принимать как абсолютно достоверное доказательство по отношению к делам полутысячелетней давности, и все же обратим внимание на слова Герарда: и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были...

На Руяне, в Арконе, находилось еще одно из Великих Святилищ - храм Свентовита. Описание этого храма оставил нам Саксон Грамматик (вторая половина XI века), бывший свидетелем разрушения Арконы:

Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природною защитою... с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей[xxiii][vi]... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтенный не столько по великолепию зодчества сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут был кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур...

...В самом храме стоял большой, превосходивший рост человеческий кумир, с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили к груди и две к хребту, но так, что из обеих передних и из обеих задних голов одна смотрела направо, а другая налево; волосы и борода были подстрижены коротко; и в этом, казалось, художник соображался с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца, для гадания о плодородии следующего года; левая рука, которою кумир упирался в бок, подобилась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов дерев и так искусно были соединены с коленями, что только при точном рассматривании можно было различать фуги. Ноги стояли наравне с землею, их фундамент был сделан под полом. В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями; рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, которого ножны и черен, кроме красивых форм резьбы, отличались прекрасною серебряною отделкою...

...Этот бог имел также храмы в очень многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности...

Там же, на Руяне, находилось, по словам Саксона еще одно большое святилище - город Кореница, где располагались три храма трех богов: Руиевита, Поревита и Поренута. Скандинавская Книтлинг-сага называет кореницких идолов несколько иначе: Ринвит, Турупид и Пурувит, а кроме того, упоминает еще два руянских святилища, посвященных богам Пизамару и Черноглаву.

Еще далее к востоку обитали вендские народы волынян и поморян, в землях которых также находилось как минимум одно из Великих Святилищ - храм Триглава в Штетине. Об одной из штетинских храмовых построек Герборд пишет:

Одна из них, главнейшая, была построена с удивительной отделкой и искусством: внутри и снаружи, по стенам ее находились резные выдающиеся изображения людей, птиц и зверей, представленные столь естественно и верно, что, казалось, они дышат и живут; но, что редко встречается, краски наружных изображений отличались особою прочностью: ни снег, ни дождь не могли потемнить или смыть их; таково было искусство живописцев!

Однако в контексте этой книги нас более всего интересует другой славянский народ Виндланда и другое вендское Великое Святилище - ретари (редари) и их главное святилище в Ретре. Гельмольд в "Славянской Хронике" пишет:

Суть иные вендов роды, между Эльба и Одер реками живут и далеко к полудню простираются, как и гурули, гевельды, сущие при Гибале реке и Доксе, левбузы, ивилины, сторреланы с иными. К западной же стороне провинция винулов, которыми ленчане и редари именуются. Город их славный Ретра, там капище великое и главный бог их - Радегаст...

Говорит о ретарях и Адам Бременский:

Хижане и черезпеняне живут к северу от реки Пены, долечане и ратари - к югу. Эти четыре народа по причине храбрости называются вильцами, или лютичами. Есть еще и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой... из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре.

Их город - всемирно известная Ретра - седалище идолослужения, там построен огромный храм...

Наиболее важным для нас является свидетельство Дитмара Мерзебургского (начало XI века):

Есть на земле ретарей некий город, по имени Радигощ[xxiii][vii], он треугольной формы и имеет трое врат, со всех сторон его окружает большой лес, неприкосновенный и священный в глазах местных жителей. Двое ворот города открыты для всех приходящих; третьи, самые малые, обращены на восток, ведут к морю, лежащему поблизости и на вид ужасному. У этих ворот не стоит ничего, кроме искусно построенного из дерева храма, в котором опорные столбы заменены рогами различных зверей. Стены его извне, как всякий может видеть, украшены чудесной резьбой, изображающей различных богов и богинь, а внутри стоят идолы богов ручной работы, страшные на вид, в полном вооружении, в шлемах и латах, на каждом вырезано его имя...

Помните, намек на существование письменности страны Виндланд мы видели уже у Герарда: и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были... Теперь же - у Дитмара: а внутри стоят идолы богов [...] и на каждом вырезано его имя...

Мы вплотную подошли к одной из очень серьезных загадок славянской истории и археологии XVIII-XIX веков.

К рунам Виндланда.

Часть 4:

Venda  Runis, руны Виндланда

В самом конце XVII века в земле немецкой деревни Прильвиц неким священником был найден большой бронзовый котел. Открыв его, священник обнаружил внутри множество металлических предметов, выполненных из похожего на бронзу сплава; в большинстве своем это были скульптурные изображения языческих богов. Предметы были сильно оплавлены, но на поверхности их можно было все же различить начертанные неизвестными знаками надписи.

Значительно позднее всю коллекцию приобрел некто Андреас Готтлиб Маш, оценивший находку по достоинству - одним из первых Маш заявил, что найденные скульптуры и ритуальные предметы принадлежали некогда знаменитому древнему храму в Ретре. Вероятно, предметы были спасены выжившими в давнем побоище волхвами из разрушенной и сожженной христианами Ретры и схоронены до лучших времен в земле - в земле некогда славянской а теперь уже немецкой.

Маш описал коллекцию и заказал гравюры. Эти материалы были изданы им в 1771 в Германии[xxiii][viii]. Книга Маша содержит гравюры более, чем шести десятков скульптур и других предметов. Надписи на них, несомненно рунические, тем не менее, не допускают привязки к какому-либо из известных германских рунических рядов: наряду со стандартными рунами, начертание которых одинаково во всех рунических алфавитах по всей Европе - r, i, t, s, - на предметах из Прильвицы встречаются и совсем неизвестные знаки. Как тут не вспомнить слова Дитмара о том, что на изображениях богов в храме Ретры были начертаны их имена! Тем более, что в двух наиболее часто повторяющихся коротких надписях даже при мимолетном знакомстве с руническим письмом не сложно угадать слова Rhetra и Radegast...

Такова начальная история открытия и изучения рун славянской Балтики, которые в средневековых западных источниках иногда назывались Venda Runis, т.е. руны вендов.

Увы, коллекция Маша была утрачена где-то в конце XVIII века, и пронемецки настроенные ученые немедленно объявили ее фальшивкой, положив начало спору, затянувшемуся на две сотни лет. Долгое время многие действительно считали прильвицкие предметы фальсификатами, хотя были и сторонники их подлинности. Последней точки зрения придерживались, например, такие известные исследователи, как братья Гримм и Ян Коллар, неожиданная кончина которого сделала невозможным готовившееся в 1852 г. под личным покровительством Ее Императорского Высочества Вел. Княжны Елены Павловны издание труда по данному предмету. Отметим также, что вопрос подлинности или поддельности предметов из Ретры, опубликованных Машем, поднимается в настоящее время только в России. Европейские же исследователи в своем большинстве предпочитают следовать вердикту специальной комиссии, в течение двух лет изучавшей этот вопрос и постановившей, что предметы - подлинные.

Нужно отметить, что еще одна "партия" предметов из Ретры всплыла несколько позднее и была опубликована Яном Потоцким[xxiii][ix]. Мы приводим здесь некоторые из рисунков этого автора, указывая, однако, что часть их признана фальсификатами многими исследователями.

Следующий шаг был сделан в 1836 году, когда в Познанской области Польши были обнаружены три камня с изображениями и руническими надписями, позднее получившие название "Микоржинские рунические камни". Прорисовки камней опубликованы многими исследователями, например, - Лецеевским[xxiii][x].

Ныне вопрос о подлинности камней можно уже считать решенным, но в свое время он, как и вопрос о ретринских памятниках, стоял достаточно остро. В пользу подлинности надписей на Микоржинских камнях выступали такие исследователи, как Пржездзецкий, Цыбульский, Лецеевский, Шульц, Пекосинский и др.; обратную точку зрения отстаивали де Куртенэ, Неринг и, разумеется, Ягич, который, как уже говорилось, вообще не допускал мысли о возможности существования собственной дохристианской письменной культуры у славян.

Принципиально важным является тот факт что в микоржинских надписях использованы те же "особые", неизвестные в германских рунических рядах, руны, что и на ретринских памятниках. Более того, тщательное сопоставление тех и других памятников приводит к выводу о том, что надписи Ретры и надписи Микоржина выполнены либо двумя очень близкими вариантами одного рунического строя, либо вообще идентичны - в рамках естественных вариаций начертания знаков. И если Микоржинские камни подлинны, то этот факт лишний раз подтверждает и подлинность рун Ретры.

То, что венеды-лютичи (ретари) и венеды-ляхи (предки будущих поляков) использовали один и тот же рунический строй, выглядит вполне естественно, особенно, если вспомнить слова Адама Бременского о населении Виндланда: Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком.

Позднее на территории современной Польши были обнаружены и другие памятники того же рунического письма, знаки которого мы называем сегодня Вендскими Рунами. Это, например, несколько камней с небольшими руническими надписями, опубликованные Лецеевским в 1906 году[xxiii][xi].

Несколько особняком среди этих памятников стоит так называемый Краковский медальон, найденный на территории Польши и представляющий собой серебряную монету весом ок. 12 грамм. Медальон двусторонен; обе стороны, помимо изображения, несут рунические надписи. В конце прошлого столетия медальон хранился в Краковском музее; теперешнее его положение и состояние мне неизвестно.

Медальон упоминается Пржиборовским (в 1873 году), Пекосинским (в 1897), Лецеевским (в 1906), и вслед за ними - Ягичем (в 1911). Последний, разумеется, полагал медальон фальшивкой, приводя в пользу этого весьма и весьма странный (хотя и не оригинальный) довод - якобы данный памятник и не может быть подлинным, поскольку скандинавские рунологи (не владеющие славянскими языками!) не смогли перевести надпись на нём[xxiii][xii]. Пекосинский и Лецеевский, напротив, считали медальон безусловно подлинным; к такому же мнению склоняемся и мы.

Здесь же, вероятно, следует упомянуть и так называемую надпись Крольмуса - чешскую надпись, опубликованную Крольмусом в Праге в 1857 году, а в 1868 году - Воцелем, который приводит несколько иную ее прорисовку. Надпись сложными вязаными рунами и несколько напоминает кириллическую вязь позапрошлого столетия. Ряд знаков явно напоминает ретринские или микоржинские, что и дает основание предполагать, что и надпись Крольмуса также выполнена Вендскими Рунами. (Ягич, конечно, называет надпись фальшивкой.)

Авторы XIX - начала XX веков занимавшиеся проблемой славянских рун (Воцель, Лецеевский и др.), упоминают и еще несколько рунических памятников, которые они полагают вендскими. В отношении некоторых из них нельзя сказать ничего определенного - таков, например, "горшок с руническими начертаниями", изображение которого приводит Воцель, или упоминаемые Лесным "монеты" (брактеаты?) с якобы руническими надписями Rurik и Voslov. Достаточно часто дилетанты типа С.Лесного или Ф.Воланского к памятникам вендской письменности причисляют предметы, имеющие очевидно германское (а то и вовсе скандинавское или британское) происхождение. Поэтому к их рунологическим "изысканиям" следует относиться с изрядной долей здорового скепсиса - при всем уважении к очевидным заслугам некоторых из подобных авторов перед отечественной историей. Так, например, Лесной приводит совершенно фантастическое славянское чтение знаменитой надписи на германской пятипалой фибуле (BOSO WRAET RUNA...)[xxiii][xiii], давно прочитанной на классическом языке германских старшерунических надписей[xxiii][xiv].

Другой подобный пример - причисление к славянским древностям классического германского брактеата с надписью Sabar. Воланский дает изображения двух брактеатов, условно называя их "большой" и "малый"; оба изображения переизданы Классеном. Большой брактеат лишен надписей, на малом же брактеате выгравирована правая (т.е. читаемая справа налево) надпись, содержащая пять рун. Как правосторонность надписи, так и архаичное начертание рунических знаков заставляют нас предполагать значительную древность брактеата, возраст которого мы оцениваем как середина прошлого тысячелетия.

Воланский читает надпись как Soboth, исходя из положения, что последний знак - зеркально обращенная руна r - есть (цитирую) "оскийское TH". Такое прочтение позволяет ему связать брактеат со славянами, а надпись на нем - со знаменитой горой Соботка.

Воланский, однако, по неясной нам причине намеренно "забывает" о том, что в архаическом руническом письме руны всегда разворачиваются по направлению чтения. Таким образом, последний знак следует, все же, читать как нормальное R. В такой же степени неприемлемо прочтение второй и третьей рун как O - в архаическом старшем Футарке данный знак фиксированно несет звучание A. Таким образом, надпись, вопреки Воланскому, Классену и иже с ними, следует читать как Sabar. В таком прочтении теряется весьма сомнительная связь брактеата с горой Соботкой; кроме того, наличие привычного для старшерунических надписей германского окончания AR заставляет нас делать вывод о том, что надпись не имеет со славянами ничего общего и представляет собой, по всей видимости, некое имя собственное.

Однако, подобные ошибки исследователей, сколь бы досадны они ни были, не являются, конечно, поводом для негативного отношения к вендскому руническому письму в целом. 



 
натяжные потолки мытищи, установки, монтажника натяжных потолков | Ищете коттеджные городки, Киевская область? Этот лучший http://mistechko.com.ua